?

Log in

No account? Create an account

Июнь, 15, 2011

st

Бомжи пост-советского пространства, или О том, как построить новый Дом.



Если дворец роскошен, то поля покрыты сорняками и хлебохранилища пусты. Знать одевается в роскошные ткани, носит острые мечи, не удовлетворяется обычной пищей и накапливает излишние богатства. Все это называется разбоем и расточительством. © Лао-Цзы.

В феврале я писал про «Жизнь на чемоданах и веру в законченность событий» . Тогда это был достаточно смутный порыв. Но спустя полгода я понял — это не просто ощущение «жизни на чемоданах», разлито в воздухе. Это скорее ощущение бездомности, неприкаянности — словно все мы поселились в огромной коробке из под холодильника. Кривой, косой, картонной. Стоящей в чужом городе. Городе — где мы никому не нужны.

«Мы» — это люди из покинутой страны, и детишки-бродяжки, народившиеся от бездомных за эти 20 лет. Потому-то и радуются все столько искренне, жадно хватая разноцветные бирюльки, или впиваясь зубами в протянутый пирожок. Удовлетворяясь тем, что сегодня нас не пнули ногой прохожие, а сами мы «потребили» столько же, сколько клерк из лавочки близ нашей коробки. В такие минуты, где-то глубоко в сердце проносится что-то далёкое... словно мы снова стали равными с остальными... Хоть на секундочку...
Других то поводов к счастью у бродяг не имеется. Зачем коптят небо? Непонятно. Напился — забылся — очнулся. Нашел на помойке ботинки — радостно...

Когда-то мы жили в своем собственном доме. Но потом решили переехать к соседу, предварительно оплевав, загадив и подпалив свою хибару (думая, что уезжаем навсегда), а мебель по-дешевке сдали в утиль. Сосед-красавчик зазывал нас к себе каждый день — таких умных, необычных, сильных, красивых, начитанных, прогрессивных. Он обещал нам ананасы в шампанском, личный «Астон Мартин» и телевизор с плоским экраном.
И вот мы решились. Сделали как он сказал, а потом постучали к нему в дверь — но сосед хихикнул и заявил, что это была шутка. И чтобы мы не расстраивались — забрал наш скудный скарб, золотишко и «заначку» — «на хранение».

И сидим мы теперь под дождиком, нахохлившись как помятые голуби. Ждем чего-то... Дома нет, вещей нет, денег нет. Осталась ядерная дубина, да последние портки. Для прокорма сдаем бутылки, волосы и кровь.
Время от времени к нам забегает городской полицейский, и запрещает нам собираться всей семьей на одной улице. А то побьет и прогонит.читать дальшеСвернуть )