March 15th, 2018

st

Про безвыборы, или О чаяниях высших приматов.


«Глуповцы думали, что градоначальник едет покорять Византию, а вышло, что он замыслил покорить их самих», «а глуповцы стояли на коленах и ждали. Знали они, что бунтуют, но не стоять на коленах не могли!» Салтыков-Щедрин

На носу выборы, поэтому, расскажу старую-добрую историю про дядюшку экспериментатора и его обезьянок:

Однажды, группа исследователей отправилась в джунгли и наловила 150 обезьян. В роще где они до этого обитали – установили огромную клетку. К её потолку подвязали яркие бананы, а вертикально под ними поставили лестницу.
Отойдя от первого шока, одна из обезьян побежала к лестнице, намереваясь подняться и полакомиться бананом. Как только она дотронулась до лестницы – всех обезьян в клетке окатили ледяной водой. Остальные удивились такому непотребству и тоже начали пробовать забраться (днем, ночью, в обед) – но каждый раз они получали лишь холодный душ.
Так пролетели первые 90 дней заключения. Дней, когда обезьяны всё еще пытались сорвать фрукты. Но успехом их попытки не увенчались: – за одну из таких их заперли в белой коробке и закидали кокосами. Постепенно, все привыкли к подножному корму и похлёбке, которую им стали выдавать в обмен на зубы, шерсть и собранные коренья.

Висящие бананы постепенно забродили и сгнили, а на их место водрузили свежий, моложавый банан, всё с той же пальмы. Обезьянам стало интересно – а вдруг теперь-то можно полакомиться! Они гурьбой побежали к лесенке, получили холодный душ, и удовлетворённо сели обтекать. Всё стабильно!
Часы продолжили свой ход. Некоторые обезьяны изредко порывались за бананами (но как-то вяло и нехотя), но появилась и инновация: – теперь они получали тумаки от своих же сородичей, – ведь никто не хотел под душ.
А эксперимент и не думал останавливаться. Клетку оборудовали видеокамерами, превратив эксперимент в популярное телешоу! Часть обезьян подрядили таскать каштаны из горячих точек, часть выступает в цирковых и говорильных шоу, часть гладко выбрита (или научилась обривать других) – ведь шерсть дорого стоит, а о своих барышах экспериментаторы не забывают. Проект давно вышел на самоокупаемость, а исследователи стали уважаемыми людьми на Западе.

Так пролетают годы. Постепенно обезьянки стареют и вымирают, но у них подрастают малыши, и те любопытны и любознательны. В один прекрасный день они бросаются за бананами – но им преграждают путь наиболее крупные особи. На их вопрос: – «Да вы чего, дяденьки? Мы только попробуем!», – они получают отлуп ногами. Остальные улюлюкают: – «Так, им, тварям! Снова захотели как в те 90 дней!».

Чтобы освежить память о лишениях, в клетке ставят экраны, где нон-стопом показывают кадры из соседней камеры. (Там обезьян окатывают не ледяной водичкой, а сразу шарашат током). Впечатлившиеся животные, с чувством неземного блаженства и справедливости, поколачивают очередную партию молодняка с криками: - «Ага! Тоже хотели, как в/на той клетке?!»

Заметив то, насколько подопытным стал важен образ банана (да и смеха ради), экспериментаторы даже разрешили им выбрать, какой банан лицезреть над своей клеткой:
– банан, который сильно похож на уже подгнивший на этом месте банан;
– генетически-модифицированный усатый банан;
– банан-матершинник;
– или говорящую бананшу, когда-то служившую микрофоном на телешоу про обезьяньи совокупления;

И обезьяны счатливы, что могут выбирать! Что от их авторитетного мнения столько зависит!
Collapse )